, неделю назад нашим гостем был представитель одного из самых внушительных видов спорта древней классической борьбы это был Александр Карелин. Гость, конечно, был очень интересный и очень сложный в эмоциональном плане, в том смысле, что разговаривать с ним нам с Алексеем Андроновым было не легко. Но сегодня наша задача тоже сложная нам нужно быть очень точными в формулировках. И даже если мы и выполним это условие, то вряд ли мы будем точнее нашего сегодняшнего гостя.

Вид спорта, который он представляет тоже очень древний. Может быть, его истоки и поближе в истории к нам лежат, но если говорить об Олимпийском движении, то стрельба была в программе самых первых современных Олимпийских игр в 1896 году. Олимпийский чемпион другой греческой Олимпиады, которая прошла 108 лет спустя Михаил Неструев вместе с Алексеем Андроновым уже приближаются к студии. Михаил Неструев: Здравствуйте, добрый вечер. Александр Шмурнов: Наша задача - прежде всего, представить вид спорта. Ну и, конечно, о вас поговорим, как о персонаже уже знаменитом. Но, если можно, все-таки еще маленькую реминисценцию с нашей предыдущей передачей, потому что как в борьбе, так и в стрельбе существует совершенно разные виды и человек занимается чем-то одним, но, так или иначе, понимает, что происходит в целом в виде спорта. Карелин сказал, что борьба - классическая борьба, вольная, тэйквондо, дзюдо все имеют общие черты, что-то единое в них существует. У вас тоже много видов, включая даже стрельбу из лука.

Вы-то, наверное, понимаете не только пистолетную стрельбу, которую вы представляете. Михаил Неструев: С ними-то как раз встречаемся наиболее редко, потому что разнесены даже места подготовки. Александр Шмурнов: Тем не менее, мы поговорим сегодня о стрельбе вообще. Хотелось бы понять, насколько этот спорт сейчас связан с романтической историей, скажем так. Выбить одной обоймой сердечко, или, помните, герой Ливанова в фильме о Шерлоке Холмсе выстрелами выбивал вензель королевы. Михаил Неструев: Да, из-за этого этот вид спорта меня и затянул, и я остался в нем. Я смотрел как раз сюжет о Шерлоке Холмсе и о гусарах.

Мне это очень понравилось, и я тоже захотел остаться в пистолете. Сначала я начинал с винтовки. Меня это прельстило и так и осталось на всю жизнь. До сих пор есть такое стремление, если я приезжаю куда-нибудь за границу, где есть старинные револьверы, хочется попробовать. Да, это затягивает, интересно смотреть.

Алексей Андронов: Стрельба ведь еще интересна тем, в отличие от борьбы, зимнюю борьбу сложно себе представить, а в зимних олимпийских видах спорта есть, например биатлон, который включает в себя те же самые умения, которые у вас есть. Михаил Неструев: Ну, конечно. Но у нас сезон не заканчивается летом или зимой у нас идет постоянная тренировка. Есть же и закрытые тиры, и открытые стрельбища, поэтому зимой мы выступаем в основном на закрытых площадках, летом на стрельбищах. Этот вид спорта позволяет заниматься, самое главное, всем возрастным группам. У нас есть олимпийский чемпион 16-летний Константин Лукашик, а самые возрастные были за 50 лет. Это и девочки, и мальчики, и женщины, и мужчины. Все у нас в одной обойме, они все соревнуются друг с другом. Александр Шмурнов: Вот, насчет возраста. Конечно, можно, как и в шахматах, наверное, играть всем от мала до велика, но, насколько я понимаю, стрельба требует сверхусилий, сверхнапряжения. Михаил Неструев: Только над собой.

Есть глубокое заблуждение, что все стрелки имеют идеальное зрение. А у нас посмотрите, на линию огня приходишь все, ну кроме одного-двух носят очки или линзы. На самом деле, этот вид спорта объединяет абсолютно разных людей, и это хорошо. Потому что у каждого существует свой метод в достижении результатов. Александр Шмурнов: Я хотел спросить о возрасте, возрастном пороге. У футболистов, например, страдают голеностопы, у борцов какие-то другие привычные профессиональные видовые травмы, а у вас, насколько я понимаю, больше всего должно страдать сердце, потому что вы должны быть сверхнапряжены в ответственный момент.

Была какая-то история, когда вы стреляли с каким-то болгарским стрелком, и ему даже стало плохо, потому что он перенапрягся. Михаил Неструев: Таню Киряков,. Он, кстати, как раз представитель старожилов в нашем виде спорта, которые все равно каждый раз оказывается в финале на каждом соревновании и портит нервы всем и себе. На самом деле, очень эмоциональный вид спорта, потому что нужно продемонстрировать свои умения, когда идет перенапряжение. Надо сделать совершенно обратное успокоиться, заставить сердце остановиться, чтобы оно не мешало, и чтобы рука не дрожала, и попасть в десятку, которая приведет тебя к успеху. Некоторым, наиболее эмоциональным людям это очень сложно, более спокойным это делать проще. Алексей Андронов: А вот это вот успокоение это обязательная штука или это индивидуальная вещь? Опять же, возвращаясь к биатлону, один из немецких спортсменов рассказывал, что его задачей было как раз к стрельбищу набрать пульс до 180, и в этом состоянии он стрелял лучше всего. Михаил Неструев: Ну, я думаю, он это на тренировке просто отработал и у него так лучше всего получалось.

Есть некоторые технические приемы, которые позволяют в разном эмоциональном состоянии, в том числе и с повышенным пульсом попадать так, чтобы завоевывать золотые медали. Это у каждого свое, но, в основном, все стараются успокоиться. Алексей Андронов: Вы в одном из своих интервью говорили, что в современной стрельбе одним из важных определяющих факторов кроме точности становится быстрота стрельбы. Опасность китайцев, как раз, с которыми предстоит соревноваться, в том, что они все стреляют очень быстро и давят на соперника. Михаил Неструев: Они давят на соперников своими болельщиками, которые их активно поддерживают, и если китайский спортсмен попадает в достаточно хорошую пробоину, они это активно выражают в эмоциях, все слышат, и очень сложно в этом шуме, когда люди топают и хлопают. Александр Шмурнов: К теме современной стрельбы и современной ситуации в мировой стрельбе, прежде всего пистолетной, мы еще вернемся. Но сначала, мы так все-таки и задумывали во всех наших программах этого олимпийского цикла, начнем с исторического сюжета, который будет посвящен стрельбе в целом. Дмитрий Трошин: Давным давно, еще веке в X человечество нажило себе серьезную проблему как прокормить свою стремительно растущую популяцию? Тогда рационализаторы предложили модернизировать свои орудия охоты, которые безнадежно устарели. За ними уже в эпоху переселения народов придумали арбалеты.

Мощный лук, укрепленный на прототипе ружейной ложи с неким механизмом для натягивания тетивы таков был хайтек XI века. Появления ружья оставалось ждать без малого 400 лет. Пневматика, достойная уважения, начала появляться в 60-е годы XX века. Чтобы добиться высокой прочности, ствол прикрепили к деревянной ложе. Это, так называемая, «откатная» система, когда во время выстрела пружина идет вперед, а ствол под действием инерционных сил как бы откатывается в обратную сторону. Революционная по тем временам конструкция кажется сейчас глубоким анахронизмом. Аппараты инерционного типа окончательно вытеснили пружинные. Все самые популярные на сегодняшний день модели пневматических пистолетов родом из Австрии и Германии, что вполне закономерно. Ведь после двух мировых войн немцев ограничили не только в производстве, но и в использовании всяких видов оружия.

Исключение составила только пневматика. На нее особых документов и разрешений не требовалось. Так что же еще оставалось немцам, кроме как совершенствовать единственно доступный им вид. Оговорены длины длина ствола, есть некоторые перфорации, компенсатор, для того, чтобы в момент выстрела меньше всего он «прыгал». Это сделано для удобства спортсмена. Ствол чем длиннее, тем точнее стреляет оружие. Хотя, тут точнее некуда пулька в пульку.

Это очень удобно и очень важно для спортсмена. Очень скоро мир обнаружил еще один плюс пневматического оружия его дешевизну. Пулька стоит 1-2 цента, тогда как цена пули может доходить до доллара. Что уж удивляться тому, что из 11 видов стрельбы в олимпийской программе 5 представляют пневматику. Александр Шмурнов: Забавный подход, кстати, к оценке видов спорта. Сюжет Дмитрий Трошина, последняя фраза нас возвращает к вопросу, насколько виды спорта, существующие в стрельбе сейчас, обобщены и насколько они разные? Михаил Неструев: Ну, по доступности, наверное, проще всего будет сказать. У нас вид спорта, с одной стороны, пугает своей загадочностью нужно искать стрельбища, еще что-то.

А с этим пневматическим оружием можно тренироваться и дома. Александр Шмурнов: Как Шерлок Холмс? И большинство, в том числе и я, дома оборудовали такой компьютерный класс, где с этим пневматическим оружием отрабатываем элементы, которые можно потом демонстрировать на соревнованиях. Эта недоступность этого вида спорта на самом деле кажущаяся. Сейчас, видимо, посмотрели на наши победы, наши результаты, и очень много детей сейчас приходят в секции, которые еще остались после нелегкого времени прошедшего. Сейчас людям нравится, они приходят. Это вид спорта, который иногда остается последним из тех видов, которые уже девочка или мальчик на своем пути попробовали. Алексей Андронов: А градация внутренняя какая-то есть между стрелками? У борцов она все-таки присутствует. А что считается самым почетным, вершиной?

Подпишитесь на наши новости